Баннер
Последнее обновление
16.02.2018 14:24
Здравствуйте, Гость
Впервые на этом сайте? Узнайте о новых возможностях!
Новости
 

Деревня моя Ескино

E-mail Печать

Так называется книга глазовского краеведа и музыканта Владислава Ескина

Книгу можно найти в Глазовской районной библиотеке (Кирова, 11). В книге есть история возникновения деревни, воспоминания старожилов, фотографии, интересные картинки из сельской жизни и другие любопытные факты. Здесь мы печатаем лишь небольшой отрывок.

 

 

Большая уха

Великая Отечественная война 22 июня 1941 года застала жителей Ескино, что недалеко от Понино, в самом конце посевной. В течение трех дней все мужчины были мобилизованы  в армию. На четвертый день состоялось общее собрание колхоза «Луч» деревни Ескино, где председателем была избрана Анисья Петровна Ескина.


Коллектив колхоза был дружным, всегда добивался хороших урожаев. В сенокосную страду на луга выходили все жители деревни. Дома оставались только дети и старухи. Женщины и мужчины в чистых летних одеждах, с косами, граблями и вилами, работали  утром на покосе, днем и до позднего вечера - на уборке сена.


Праздновать Троицу выходили всем селом. Брали с собой выпить, закусить. Пели песни под балалайку, плясали, играли в разные игры, купались в речке под цветущими черемухой и сиренью, ловили рыбу и варили «большую» уху.

 

 

Не за страх, а за совесть

13 августа 1943 года в боях под городом Карачев Брянской области погиб мой отец Владимир Иванович Ескин. Мама осталась с тремя детьми, старшему из которых исполнилось тринадцать лет, мне было три года, младшему - годик.


Сколько же надо было силы, терпения и мужества, чтобы в то трудное и голодное время поставить всех нас на ноги. Накормить, одеть, обуть и  всем  дать возможность окончить школу, а потом и институт.


Мама работала в колхозе, но успевала содержать своё домашнее хозяйство - кур и  корову, без которой мы, наверное, не выжили бы. Мама слыла хорошей портнихой, умела шить всё - от нижнего белья до платьев, фуфаек и пальто. Шила и на заказ. Не имея педагогического образования, она воспитала трёх порядочных парней. Никогда нас не ругала.

 

Самым большим наказанием за какой-нибудь проступок было слово: «Бессовестный!» Совестливость - главная черта маминого характера. Она считала, что стыдно плохо работать и учиться, и вообще всё плохое делать стыдно. В дальнейшем для меня и братьев это мамино правило стало девизом жизни.

 

 

Детские забавы

После того как погиб отец, главным помощником в семье стал мой старший брат Алексей. Уже в 12 лет он  работал летом в колхозе на лошадях, а в 14 лет его наградили медалью «За трудовое отличие в Великой Отечественной войне». В старших классах Алексей подрабатывал в школе лаборантом  или в клубе мотористом, выполнял всю мужскую работу по дому.


Мы же, малышня, все свободное от учебы и домашних хлопот время, проводили на улице. У нас была своя компания, куда входили мы с моим младшим братом Юрой, наши двоюродные братья Валентин и Борис, братья Володя и Слава Ескины, Коля Баженов и Коля Люкин. Мы сами придумывали для себя игры и забавы. Летом на улице играли в лапту - беговую или круговую. Улица тогда была ровной и чистой, ни машин, ни тракторов в деревне еще не было.

 

Бегали на самодельных ходулях, из вереска мастерили луки и стрелы, а потом стреляли на дальность и точность. Рыбачили на реке. Снасти для рыбалки тоже готовили сами. Крючки делали из швейных иголок - нагревали их на огне докрасна, потом загибали. Поплавки мастерили из гусиных перьев, удилища – из тонких и гибких стволов ивы.

 

 

Селянка

Иногда в Понино приезжал автофургон для сбора вторсырья. Старьевщики принимали тряпье, кости животных, стеклянные бутылки. На них можно было купить или обменять настоящий рыболовный крючок. Крючок для нас, деревенских мальчишек, был самой заветной мечтой, и, конечно, мы очень им дорожили.


На рыбалку ходили на реку Омуть, что протекала в полукилометре от Ескино. В те годы Омуть была полноводной, так как ниже по течению в Мальгиновке и Петровке стояли мельницы,  а значит,  были и плотины.


Река кишела рыбой, и мы всегда возвращались домой с хорошим уловом, из которого потом делали селянку, это такая поджаренная на сковородке рыба, залитая куриными яйцами.  А иногда, если в доме имелась мука, стряпали рыбник. Вкуснее этих блюд, испеченных в русской печке, я в жизни не едал!


Вообще, летом мы, ребятня, много времени проводили на реке. Учились плавать и нырять с высокого берега. Плавать умели все. Тогда по реке еще сплавляли лес, и порой мы сколачивали плоты из проплывающих мимо бревен.

 

 

Мы и Тарзан

А когда на киноэкраны вышел фильм про Тарзана, мы все заболели «тарзаньей» болезнью. В лесочке неподалеку ловко лазали по деревьям, раскачивались и прыгали с ветки на ветку, при этом кричали «по-тарзаньи». В том же лесочке, вырубив тонкие березки, обстругав их ножом и отшлифовав стеклом, мы делали себе шесты. С этими шестами прыгали и в высоту, и в длину,  перемахивали через ручьи и ямы.


Бросали самодельные копья на дальность. Кстати, о копье. Однажды мой двоюродный брат Борис Ескин, тогда старшеклассник Понинской школы, поехал в Ижевск на республиканские соревнования по легкой атлетике и стал там победителем в метании копья среди юношей, установив при этом рекорд республики! Понятно, что копье на соревнованиях он метал не самодельное, но, думаю, немалую роль здесь сыграли наши лесные «тренировки».


К слову, в те же годы Борис стал чемпионом Удмуртии по тройному прыжку. Главным соперником был его одноклассник, впоследствии ставший известным глазовским спортсменом и замечательным тренером по ручному мячу Борис Андреевич Швецов.


Для меня «тарзаньи» игрища тоже не прошли даром. Уже будучи студентом музфака ГГПИ, я считался в институте лучшим в метании диска и в беге на коньках. В составе команды конькобежцев института дважды ездил в Ижевск на студенческие соревнования по конькобежному спорту.


Мой младший брат Юра с детства увлекался туризмом. Когда он работал учителем музыки в Понинской школе-интернате, то сколотил из воспитанников интерната  команду туристов и водил ребят в походы, готовил их к соревнованиям по туризму.


Туризмом увлекался и мой двоюродный брат Валентин. На велосипеде он исколесил весь Приморский край, пешком исходил Северный Кавказ, Горьковскую, Владимирскую и Ивановскую области, Апатиты и средний Енисей. У него первый разряд по туризму и звание  кандидата в мастера спорта по спортивному ориентированию. А ведь увлечение спортом пришло к нам еще в детстве и осталось с нами на всю жизнь.

 

 

Катание на лотках

Зимой мы с ребятами катались на самодельных лыжах (у кого они были). Рассекали на деревянных коньках с металлическими лезвиями по льду понинского пруда, рек Шеснец и Омуть. Любили кататься вечером с факелами, скользя по руслу реки как можно дальше вверх по Шеснецу.


А еще зимой в деревне мы катались на лотках, которые изготовливали сами. Для этого брали доску - широкую, сантиметров 40–50 и длиной около метра,  затем наращивали на нее с одной стороны слой льда сантиметров в пять, а чтобы лед не кололся, доску поливали водой несколько раз слой за слоем и промазывали жидким навозом. Так лед крепче держался на доске. Когда лоток готов, за веревку, прибитую одним концом к лотку, тащили его по насту на гору у дороги Глазов – Понино (это выше деревни) и уже оттуда, усевшись поудобней на лотки, катились с ветерком до самой деревни.


Управляли такими лотками, как санками, с помощью ног. Позже мы усовершенствовали это средство передвижения, прибив на боковые ребра лотка по брусочку длиной по полметра. Конец одного бруска тащился по снегу, а другой был у вас в руках. Бруски как бы заменяли ноги, с помощью этого приспособления можно было отлично управлять лотком, когда надо  притормозить, а когда и прибавить «газку», повернуть вправо или влево. Ноги при этом оставались на лотке.


Ребятне очень нравилось такое катание: и скорость хорошая, и длина спуска приличная. Никакие морозы не могли  удержать нас взаперти. Домой возвращались мокрые, озябшие, усталые. Под ворчание мамы сбрасывали одежду и лезли на русскую печь отогреваться. И ведь что удивительно, не помню, чтобы кто-то из нас заболел.

 

 

У солдата выходной

Был у нас в деревне один, как теперь говорят, экстремал. Звали его Иван Елсуков. Закалялся по своей системе. Всю зиму  в любые морозы ходил в школу без шапки, в одном костюме. А от дома до школы путь неблизкий - почти два километра. Никто не мог образумить Ивана. Мало того, он еще и спал зимой на сеновале. Сейчас уже не помню, сколько продолжалось закаливание, но, на удивление всем, Иван ни разу не простыл.


Вообще, деревенские ребята всегда отличались крепким здоровьем и закалкой, которые не раз выручали их в жизни. Только из нашей небольшой деревеньки (всего 17 дворов) четверо ребят, окончивших в 50-годы Понинскую школу, поступили в военные училища. Среди них мой старший брат Алексей, двоюродный брат Николай, Игорь Шудегов и Николай Баженов.

 

В те годы профессия военного считалась престижной и почетной, но не только этим она притягивала деревенских ребят. Двухгодичное обучение включало в себя бесплатное питание и обмундирование, а после окончания училища парней ждала стабильная зарплата, а значит, возможность помочь семье. Все это и определяло выбор профессии. Мы с гордостью и завистью смотрели на старших товарищей, когда те приезжали в отпуск и разгуливали по деревне в парадной военной форме.

 

 

Гармонь от брата

В 1954 году мой старший брат Алексей окончил Пермское (тогда Молотовское) авиационно-техническое училище. С первого же года службы из своей небольшой зарплаты Алексей выкраивал деньги и посылал их маме, чтобы хоть как-то помочь ей накормить и одеть нас с Юрой. Даже когда брат обзавёлся своей семьёй, он всё равно находил возможность помочь нам деньгами.


Каждое лето, приезжая в  отпуск, Алексей помогал маме заготовлять на зиму дрова, косил сено для коровы, занимался ремонтом в доме и, конечно, не забывал одаривать нас всех подарками. Помню карманный фонарик, в котором можно было менять разноцветные стёклышки, отчего свет становился то красным, то синим, зелёным или белым. Правда, батарейки мне хватило дня на два или три, так как я включал волшебный фонарик когда надо и не надо, чтобы похвастаться перед друзьями.


В другой свой отпуск Алексей вручил мне карманные часы на цепочке. Их было принято носить в кармане жилетки или в специальном кармашке для часов на брюках, но поскольку такой одежды в моем гардеробе не имелось, я  просто спрятал часы за ремень и в первый же день чуть их не потерял.


Дело было летом. Мы с ребятами играли на улице и задумали определить чемпиона по борьбе. Борцовского мата в деревне не было, и мы боролись на соломе. В тот раз победителя выяснить не удалось. Тогда мы решили финальную схватку провести на время. После борьбы я полез  за часами, но к своему ужасу не обнаружил их на месте. Все тут же бросились искать часы. Перерыли всю солому, но все-таки нашли!


Однажды Алексей привёз мне офицерскую форму: китель, галифе и хромовые сапоги. Когда я, как сын полка, явился в этой форме в школу, не только ученики, но и учителя пришли в немалое изумление. От такого внимания к себе я оробел и больше в школу в форме  не ходил.


Еще Алексей подарил мне фотоаппарат «Фотокор» и гармонь. Эта гармонь и определила в дальнейшем мою профессию, за что я искренне благодарен старшему брату.

 

PS. 30 июня в 13 часов приглашаем всех на День деревни Ескино. Гостей ждут экскурсии, показ фильма о Ескино, песни, пляски и застолье.

 

Читайте также...