Баннер
Последнее обновление
16.02.2018 14:24
Здравствуйте, Гость
Впервые на этом сайте? Узнайте о новых возможностях!
Корзина
 

Гриб над Горьким

E-mail Печать

Западные «голоса» наперебой твердили о ядерном взрыве в Сормове. А миллионный город ничего не знал

За ликвидацию аварии на стапеле цеха завод «Красное Сормово» был награжден Орденом Октябрьской Революции. Из тысячи ликвидаторов аварии сегодня живы меньше трехсот человек, все - инвалиды I и II групп. От областных властей они получают мизерную пенсию в 750 рублей.

 

 

Догнать и перегнать Америку!

К началу 60-х годов США добились подавляющего стратегического превосходства над нами. Вдоль границ Советского Союза протянулась глобальная сеть натовских военных баз - американцы в любой момент могли нанести удары по нашим жизненно важным объектам.


Отставал от американского и наш подводный флот. У нас имелось 8 атомарин, способных нести по 3 ракеты. А что у супостата? У них - 41 атомная субмарина типа «Джордж Вашингтон», несущая по 16 ракет каждая.


Разработку относительно простой и недорогой лодки нового поколения поручили горьковскому специальному конструкторскому бюро «Лазурит» при заводе «Красное Сормово». Лодка получила условное наименование «Скат», проект 670.


СКБ имело опыт по созданию дизельных лодок. А здесь все вновь: реактор, обеспечение малошумности, скорость, глубина погружения...


Первую атомарину заложили в мае 1964 года, а в 1967 году  она успешно прошла ходовые испытания и вступила в строй под номером К-43.


Лодка получилась компактной - всего 95 метров в длину. Корпус имел резиновое покрытие - это снижало шумность. Восемь крылатых ракет могли стартовать с глубины 30 метров.

 

 

Не пройти через Босфор

Достраивались лодка в Северодвинске. Туда ее, поместив в плавучий док, доставили по системе каналов.


Тем временем решался во-прос, где ее можно использовать. Черное море было отвергнуто сразу - пройти через Босфор, контролируемый натовцами, она не сможет. Балтика также не имела свободного выхода в океан. Оставались Тихоокеанский либо Северный флот. В конце концов решили: Северный флот, Баренцево море. База в Западной Лице.

 

 

Как всегда, ко дню рождения Ильича

Начало января 1970 года. На сормовском стапеле стоит К-320 - седьмая по счету лодка нового поколения. За перегородкой - лодка К-308, она тоже почти готова.


К этому времени сормов-ские корабелы уже имели большой опыт строительства атомных лодок. Каждый год Военно-Морской флот получал по два атомных подводных ракетоносца. Казалось, постигнуты все тонкости, в том числе и установка реактора.


18 января 1970 года, в воскресенье, группа монтажников отправилась на борт К-320. Следовало поднять давление в реакторе до 250 атмосфер. Подобное проделывалось не-однократно. Каждый шаг был отработан до автоматизма, каждая буква инструкции вы-учена назубок.

 

 

60 тысяч рентген

И вдруг - хлопок. Куски металла, пробив стеклянный потолок цеха, взлетели на шестидесятиметровую высоту. Следом поднялся фонтан из радиоактивной смеси воды и пара.


Через десять секунд реактор, сбросив избыточное давление, остановился. Двенадцать монтажников погибли сразу при взрыве. Остальные рабочие цеха - их было около двухсот человек - попали под радиоактивный фонтан. Но тем не менее доработали смену. Умылись, как обычно, и разошлись по своим домам.


А датчики между тем зашкаливали: 60 тысяч рентген. Через сутки у рабочих стали собирать и сжигать одежду и обувь. Зарубежные «голоса» наперебой сообщали о ядерном взрыве в Горьком. А миллионный город ничего о нем не знал.

 

 

Основной инвентарь - ведро и швабра

Стали разбираться в причинах аварии. Осмотрели раздувшийся, как самовар, реактор. Решение пришло само: человеческий фактор. На реакторе вместо штатных металлических заглушек от пыли и грязи (их специально окрашивают в красный цвет) - пластиковые времянки.


Из Москвы прилетел академик Александров, отец реактора, курировавший строительство лодок. Просил рабочих помочь ликвидировать последствия аварии - говоря простым языком, провести дезактивацию в цехе и на лодках. Что ж, надо так надо.


Основной инвентарь - резиновые перчатки, швабра и ведро с раствором стирального порошка. Работали круглые сутки, посменно, по четыре часа. Оплата - 50 рублей за смену. Перед работой - спирт, усиленное питание.


Три месяца мыли, замеряли уровень радиации и снова мыли. Трудились в едином порыве, в атмосфере взаимодоверия и понимания. Ну а радиоактивный смыв сливали в Волгу.


Смертоносного влияния радиации люди еще не ощущали. Лучевая болезнь начнет уносить жизни несколько позже. Но подписку о неразглашении сроком на 25 лет взяли у всех без исключения.

 

 

Никто не виноват, что люди умирают

По факту аварии возбудили уголовное дело. Назначили виновных: начальника реакторного цеха, начальника отдела автоматики, еще нескольких специалистов. Через малое время все они вернулись на работу. Дело прекратили, официально объявив об ошибках на стадии проектирования.


О том, что люди - более тысячи человек - занимались дезактивацией в самых примитивных условиях, никто даже не заикнулся. И никто не ответил за то, что они со временем стали болеть и умирать.


Ни один из ликвидаторов не получил ни благодарностей, ни наград. А ведь можно было спасти здоровье и жизни рабочих!


На каждую строящуюся атомарину заранее комплектуется экипаж - он проходит обучение в подмосковном Обнинске. Был сформирован экипаж и для К-320. Моряки могли бы принять участие в ликвидации аварии, быстро и профессионально провести дезактивацию, тем более что имели для этого необходимые средства. Но командование ВМФ запретило им близко подходить к аварийной лодке.


Причина банальна - пресловутая ведомственность. Пока лодка на стапеле - ответственность за нее несут завод и министерство судостроения. И только после спуска на воду и поднятия военно-морского флага лодка уже числится за ВМФ.

 

 

На дно марианской впадины

Прошел год, лодку спустили на воду. Включили в состав Северного флота. Много опасных и героических походов на ее счету. Но словно кто-то сглазил несчастную К-320 - беды продолжали ее преследовать


В январе 1972 года из-за ошибок двух командиров при маневрировании в Мотовском заливе  Баренцева моря К-320 столкнулась с К-131.
В 1973 году образовался свищ в трубе, произошло частичное затопление реактора...


В 1979 году атомарину перевели на Тихоокеанский флот, в Вилючинск. Лодка шла под льдами арктической шапки. Всплыла близ Берингова пролива. Ее встретили корабли сопровождения. В небе висели американские самолеты-разведчики «Орион».


И снова - боевая служба, многочисленные походы в Филиппинское море, к Мариан-ским островам. В 1984 году в районе Марианских островов лодка внезапно провалилась на глубину 400 метров. Падение удалось остановить - иначе лежать бы нашей атомарине на дне 11-километровой бездны. Трижды ее экипаж объявлялся лучшим в соединении.


В 1994 году на атомарине К-320 был спущен военно-морской флаг, и лодка исключена из состава ВМФ.

 

1967 год. Атомный подводный ракетоносец проекта «Скат» на Волге. Сейчас его загонят в плавучий док и отправят к месту назначения.

 

Читайте также...