Баннер
Последнее обновление
16.02.2018 14:24
Здравствуйте, Гость
Впервые на этом сайте? Узнайте о новых возможностях!
Новости
 

Юнда - бесермянское село

E-mail Печать

Весной почти случайно оказался в селе Юнда Балезинского района. Туда - в один из центров бесермянской культуры Удмуртии - приехала корреспондент всероссийского радио. Юндинцам не впервой встречать гостей из далеких мест. Были тут эстонцы, финны, венгры, карелы... В Доме культуры собрали фольклорный ансамбль - бабушек средним возрастом лет по семьдесят. Сели рядком, все в национальных костюмах. Напротив них с микрофоном московская журналистка - специалист по сюжетам из жизни российской глубинки.

 

 

Мы здесь - последние

- Ну, спойте мне что-нибудь по-бесермянски, - просит она.

Бабушки переглядываются, выбирая, кто из них сегодня запевала, и дружно подхватывают какую-то протяжную мелодию.

 

- Молодежь наши песни не любит. Говорят - грустно поете и слова у вас некрасивые.

Это вступает в разговор запевала Елена Германовна Калинина, в прошлом передовая доярка, заведующая фермой.

 

Ее дополняет Вера Ивановна Урасинова, бывшая учительница, которая уже двадцать лет на пенсии:

- Молодые люди стали более уважительно относиться к народным обычаям, но вспоминают их только по праздникам. И бесермянами назвать себя стесняются. Мы здесь - последние представители этого народа.

 

Думаю, сюжет для радио Москвы получился удачным. Хотя встреча в Юнде прошла бы еще интересней, будь на ней Ангелина Петровна Урасинова, создатель фольклорного коллектива и местного краеведческого музея. Но она в этот день отправилась по делам в Малую Пургу.

 

Корресподнентка уехала.

А я дождался возвращения Ангелины Петровны и попросил ее более подробно рассказать о бесермянах и об истории села Юнда.

 

 

Янда-Инда-Юнда

- Село Юнда впервые упомянуто в переписях в 1646 году как Яндашевская пустошь, - открывает она ею же написанную брошюру. - Первыми поселенцами были две семьи бесермян, пришедших сюда из селения Эляль Каринского стана, то есть из нынешней Кировской области. Старшим в семьях считался человек по имени Янда Урасин. Отсюда и пошло название.

 

Эту версию первым высказал краевед из Глазова Анур Гайнуллович Митюков - шофер по профессии, но любознательный человек, ныне умерший. Он и в архивы ездил, встречался со старожилами, записывал их рассказы.

 

Впрочем, «юнда» - это еще и рыбацкая мережь, ряд сетей. Может, просто рыболовством занимались поселенцы. Выбирайте, кому какая версия больше нравится.

 

Надо отметить, что здесь, недалеко от реки Чепцы и вблизи от не существовавшего тогда поселка Балезино, деревни в 17 веке стояли буквально одна рядом с другой - понравилось людям это место с плодородной землей, вблизи вод, среди лесов.

 

Еще в самых первых переписях отмечалось, что удмуртские деревни тут перемешались с русскими. И вот вклинились еще и татары с бесермянами - создали деревни Ахмади, Падера, Бектыш, Юнда.

Архивные документы свидетельствуют: татары с бесермянами были пожалованы земельными участками за верную службу царю.

 

 

Богатое было село

Не всегда соседи ладили. Удмурты, например, с бесермянами не дружили, рядом не селились. Сказывалось неприятие мусульманской культуры бесермян, хотя говорили оба народа на родственных языках.

 

Когда сама Ангелина Петровна, уже после войны, решила выйти замуж в Юнду, то вся ее удмуртская родня долго возмущалась: да как ты среди бесермян будешь жить?

 

А попала она в семью Урасиновых. Свекор, Варсонофий Михайлович, до войны был учителем, потом ушел на фронт, после войны работал председателем сельсовета, председателем колхоза. Он-то и собрал первоначальные данные о появлении бесермян в Юнде, рассказал Ангелине Петровне много интересного об этом народе, его истории.

 

Интересно, что до революции и после нее в Юнде жили только русские и бесермяне - вот они меж собой отлично ладили. Причем русское население было служилым людом: учителя, священники и прочая «интеллигенция». Школу здесь открыли еще в 1853 году, затем через десять лет сюда перенесли церковь.

 

В 1907 году тут открылась первая в районе сельская библиотека с фондом в 323 книги, а в 1915 году появилась сельская больница. То есть полный комплект социально-культурных учреждений существовал в Юнде еще до революции!

 

Интересно, что часть учреждений (школа, больница) именовались Ягошурскими, поскольку Юнда срослась с соседней деревней, граница между ними оказалась буквально посреди села! Мне даже показали - вон, у того тополя.

 

 

Как старину ребята собирали

А тополя в селе стоят могучие. Они - ровесники двадцатого века. Тут же старая-старая липа. Чего только не видели эти деревья на своем веку!

 

Остатки прошлого хранятся в музее, который находится как раз под вековыми тополями. Основала его Ангелина Петровна со своими учениками. Произошло это достаточно стихийно.

 

Как-то в 80-х годах на уроке истории она рассказывала о дореволюционной жизни крестьян, предметах их быта. Показать эти предметы можно было только на картинках. Тут один из учеников и говорит - а у меня такие вещи и дома есть! Принес держатель для лучин.

 

Другой говорит - я тоже у дедушки в амбаре много интересного видел.

 

И пошли ребята собирать по деревне всякие древности. Пришлось в школе музейную комнату создавать. А потом и музей открыли в старом здании сельсовета.

 

Есть там, например, коллекция старинной посуды из стекла: штофы, бутыли, в том числе дореволюционная бутылка из-под смирновской водки. Глазовский ЛВЗ сильно просил такую в свою экспозицию - не отдали.

 

 

Спектакль 1918 года

Кстати, собранные экспонаты школьники применяли как реквизит на спектаклях своего драмкружка, которым тоже руководила Урасинова.

 

Как она занялась драматургией? Оказалось, что в Юндинской школе в 1918 году показали первый публичный спектакль на удмуртском языке - по пьесе Льва Толстого о вреде пьянства. А организовала его Анисья Николаевна Волкова, племянница Варсонофия Михайловича и, получается, родственница Ангелины Петровны.

 

Так вот, Анисья Николаевна, родившаяся в крестьянской семье, при поддержке брата-учителя окончила женскую гимназию в Глазове, преподавала сначала в родном селе, а потом с мужем переехала на Алтай. Ее педагогический стаж - 42 года.

 

Писатель Петр Поздеев прочитал в архивных газетах заметку о том первом спектакле на удмуртском языке и попытался найти эту учительницу или ее родственников. Вышел на Урасиновых. В итоге в 1994 году республиканская общественность отметила 100-летие со дня рождения Анисьи Николаевны, педагога-просветителя. Называлось это мероприятие «Дочь своего народа».

 

Кстати, Анисья Николаевна была бесермянкой по национальности. Приехав в 1964 году домой, навестить родных, она с порога поздоровалась по-бесермянски, чем несказанно всех удивила - ведь жила на Алтае сорок лет, откуда слова помнит!

 

 

Вычеркнули народ из жизни

И ведь немудрено было забыть, поскольку само слово «бесермянин» многие годы у нас оставалось практически под запретом.

 

А началась такая политика вскоре после революции. Как рассказывает председатель республиканского общества бесермян Валерьян Сабреков, для создания Удмуртской автономной республики власти решили завысить численность коренного населения. И бесермян записали удмуртами. Долго сопротивлялись этому юкаменские бесермяне, даже митинги проводили.

 

Уже в 70-е годы заинтересовался историей этого народа ученый из Ижевска Георгий Архипов. В итоге оказался практически в ссылке - в редакции газеты Ярского района. Потом работал в Глазовском пединституте, вернулся в Ижевск, но лучшие годы для творчества уже были потеряны.

 

Умер он сравнительно недавно, собранные им материалы не опубликованы.

 

 

Все поют

Вот и развивается изучение бесермянской культуры и истории благодаря усилиям горстки энтузиастов. Таких, как Ангелина Петровна Урасинова, почетный житель Балезинского района.

 

- Я все материалы по бесермянам изучила - особенности их костюмов, языка, быта. Теперь знаю, что у них взято от татар, удмуртов, а сколько своего, неповторимого, - рассказывает она. - Жалко, что время для таких исследований у меня появилось только на пенсии. Поэтому многое уже упущено. Вернуть бы лет десяток!

 

Эту женщину - подчеркнем, не бесермянку по национальности - надо поблагодарить прежде всего за то, что своей энергией поднимает на благие дела остальных людей.

 

Взять тот же фольклорный ансамбль. Более двадцати лет назад услышала на похоронах бесермянские «крези» - обрядовые песни. Долго думала, как перенести их на сцену. Почти год убеждала исполнительниц собраться вместе для выступления. Наконец уговорила пятерых. Еще через год ансамбль впервые спел на концерте.

 

Начали с пятерых исполнительниц, потом их стало десять, потом двадцать пять. А на концертах, где роли в обрядовых сценках играли школьники, на сцену выходили до полусотни человек!

В Ижевске на телевидении их «крези» записали для государственного архива. Бывали в Москве на фестивалях малых народов.

 

А что будет с селом?

В саму же Юнду лишь от случая к случаю приезжают небольшие группы туристов. А если бы этот поток был более внушительным и давал какой-то материальный доход? Вот вам и источник развития.

 

А пока у села с такой богатой историей - одни проблемы. Молодежь стремится уехать, поскольку в деревне нет работы с приличной зарплатой.

 

Вот рядом с Домом культуры почти новое кирпичное здание, но без окон и дверей - бывшая столовая. Хозяев у него фактически нет. Многие в Юнде спились, не способны работать. И даже появились бомжи.

 

Уезжая отсюда, мы еще раз взглянули на вековые тополя и липы. Какие еще картины из нашей жизни они увидят?

 

Читайте также...