Баннер
Последнее обновление
20.01.2017 20:24
Здравствуйте, Гость
Впервые на этом сайте? Узнайте о новых возможностях!

Секрет фирмы

Новости
 

Достучаться до небес

E-mail Печать

 

Это возможно. Доказано Эллой Андреевной Ешмеметьевой.

 

Уходит эпоха. Так врачи и медсестры Глазова говорят о решении Эллы Андреевны Ешмеметьевой уйти с работы. Завтра, 30 декабря, она в последний раз наденет белый халат и выйдет на дежурство в отделение реанимации, которое сама создавала больше сорока лет назад, и которое стало для нее вторым домом и второй семьей. Не местом работы – жизнью. В которой она могла «достучаться до небес» и спасти еще чью-то жизнь. Сколько спасенных жизней на ее счету, не считал никто. Не сотни – тысячи.

 

 

Волшебство с запахом эфира

Маленькие дети обычно боятся людей в белых халатах. В семье Ешмеметьевых все с точностью наоборот. Старший сын Эллы Андреевны Саша рассказывает, как в детстве водился с сестренкой Ларисой. Та скучала по маме, капризничала, плакала. Изобретательный Саша нашел выход – он надевал мамин врачебный халат. Малышка тут же успокаивалась.
А Лариса вспоминает, что очень долго запах фторотана (это препарат, который давали при наркозах) был для нее запахом мамы. Наркозов давали много, все пропитывалось эфиром насквозь – одежда, кожа, волосы, но этот запах, смешанный с маминым, был для нее самым лучшим на свете.

 

- С детства знала, что буду врачом-анестезиологом-реаниматологом, - говорит Лариса Сергеевна. – Когда училась в мединституте, мама сначала отговаривала: это трудная специальность, тебе будет тяжело. Отвечала: я хочу. Воспринимала анестезиолога как какого-то волшебника: он знает все и может все. Видела, как относились к маме, ее непререкаемый авторитет, безграничное уважение к ней. Только через несколько лет работы в реанимации поняла, что ты не Бог и не волшебник. Если суждено там, на небесах, дать нам возможность спасти человека, тогда – да.

 

Но мамино волшебство есть. Сколько было, казалось, безнадежных случаев. Другой врач просто не стал бы дальше заниматься реанимацией. А она занималась. Боролась до последнего. И человек возвращался с того света. Потому что в каждого пациента она вкладывала часть своей души и сердца.

 

 

Нет слова «не могу»

У пациентов реанимационного отделения редко остаются воспоминания о врачах, которые были рядом. Потому что люди балансировали между жизнью и смертью. Даже имен их обычно не запоминают. Кто оперировал – знают, кто возвращал с того света – нет. Как и не представляют, сколько вложено сил, бессонных ночей, личного погружения в твою судьбу.

 

- Мамина коронная фраза: у анестезиолога нет слова «не могу», - говорит Лариса Бессонова. – Особенно когда речь идет о жизни человека. Нужна мобилизация всех сил, никого не волнует, можешь – не можешь… У каждого врача бывают моменты, когда становится страшно, что-то не получается.  Но ты должен собраться в несколько секунд, сделать все быстро, профессионально и спасти человека.

 

Лариса вспоминает случай из собственной практики. На операционном столе – молодая женщина. Долго не получалось взять ее на искусственную вентиляцию легких, начались проблемы с сердцем. Еще чуть-чуть - и женщина могла уйти.

- У меня ступор. И тут звонит мама. Как дела? – Все плохо. Она тут же приехала, сразу поняла, что надо сделать, женщина выжила, - рассказывает Лариса Сергеевна. - Я многому училась у нее. В первую очередь, милосердию, неравнодушию. В реанимации важно вывести больного из критического состояния, а затем можно перевести долечиваться в профильное отделение. А мама всегда стремилась как можно дольше вести пациента, как можно больше в него вложить. И только тогда, когда была уверена, что состояние стабильное, его переводила. Ей всегда было нужно поставить точный диагноз, хотя реанимация – не диагностическое отделение, но ей было важно докопаться до истины, узнать, в чем причина. Она всегда помогала всем. Была той стеной, спиной в отделении, на которую все могли опереться. Притом, что всегда работала с мужчинами – с хирургами и анестезиологами. До 1995 года была единственной женщиной - врачом-реаниматологом.

 

 

Быть настоящим

 

Ларису Бессонову и Александра Ешмеметьева, детей Эллы Андреевны, в Глазове знают очень многие. Оба – на виду. Лариса приняла отделение реанимации после мамы, Саша работает фотокорреспондентом в нашей газете.
Мы, их друзья, всегда поражались, как удалось Элле Андреевне воспитать их такими – с обостренным чувством справедливости, очень порядочными, неравнодушными, настоящими? Она же была постоянно занята, жила своей работой, больными. Саша и Лариса в детстве часами проводили время в больнице, вместе с ней были на дежурствах.

- Помню, как мама из хирургов стала анестезиологом, - рассказывает Саша. – Прибежишь после уроков, ждешь под лестницей, когда она придет после операции. И вот идет вся в крови – оперировала. Потом - уже в чистом халате, но пропитанная запахом лекарств и эфира.

- Мама спускается после операции и улыбается мне так, что никого красивее ее нет, - вспоминает Лариса. – Я как хвостик ходила за ней, физически не могла выносить расставания. Сейчас понимаю, что ничего важнее любви и доброты в воспитании нет. В маме сочетаются несочетаемые вещи. Детская непосредственность, ранимость, впечатлительность с волей, нежность – со строгостью. С детства помню ее руки – добрые и теплые. У нее любой ребенок на руках успокаивался. Сын был маленький, качаю-качаю на руках, он кричит. Мама возьмет – засыпает.

- В быту ее легко обидеть, хамства и высокомерия в ней нет. Но на работе и врачей, и сестер всегда могла поставить на место, - продолжает Лариса. - Первое время мне было трудно. Я понимала, что меня всегда будут сравнивать с ней, мне хотелось дотянуться до ее профессионализма. И это была одна из задач – чтоб ей не было стыдно за меня.

Иногда мама говорит, что не научила нас приспосабливаться, не научила умению зарабатывать. Мы никогда не жили богато, но ни разу не слышали: надо учиться, чтобы много получать. Нам говорили: надо учиться, чтобы получить профессию, что-то значить в этой жизни.

Жалеем ли мы об этом? Нет. Мы настолько богаче других тем, что есть любимое дело, есть люди, которым ты помог. Безусловно, помочь всем невозможно. Но наша специальность дает нам такую возможность, и мы умеем это делать, у нас получается. Ты начинаешь верить, что ты нужен, а это самое главное. Не только зарабатывать, но и быть нужным. И жить в ладу со своей совестью.

 

Читайте также...