Баннер
Последнее обновление
16.02.2018 14:24
Здравствуйте, Гость
Впервые на этом сайте? Узнайте о новых возможностях!
Корзина
 

Как спасали Зинаиду Васильевну

E-mail Печать

Врачи, спасители, низкий поклон вам!

В конце осени к нам в редакцию пришла пенсионерка Зинаида Пепеляева. Хотела через газету поблагодарить врачей, спасших ей жизнь. Рассказала: совсем недавно ее выписали из больницы после ожогов, с которыми просто так на этом свете не остаются. Выглядела женщина бодро, моложаво. На секунду закралось сомнение - наверное, преувеличивает! Но все равно выслушали ее историю с интересом.

 

Просыпайся, горишь!

Так вот, началось все с пожара. У Зинаиды Васильевны домик в садовом обществе «Березка». Вечером 13 июля, когда хозяйка спала крепким сном, замкнуло холодильник. Пламя занялось быстро, охватило комнату, веранду. Через считанные минуты весь дом вспыхнул, как спичка.

 

Разбудил Зиниду Васильевну отчаянный крик соседки:

 

- Просыпайся, горишь!

 

 

- В панике выходила через пламя прямо как спала, неодетая. Ожоги были очень сильные. Соседка вызвала скорую. Как как меня везли в реанимацию, я не помню - потеряла сознание. Помню лишь, как сама же шептала:

- Умираю.

 

Краем уха слышала, как переговаривются медики в машине:

 

- Не выживет...

Десять шансов из ста

 

 

В реанимации Зинаида Васильевна пролежала четыре дня, время от времени приходя в сознание.

 

Она обгорела полностью - лицо, тело, руки, ноги, даже ступни. Шансов на выживание, по словам врачей, был десять из ста.

 

- В реанимации ЦРБсделали все возможное, чтобы меня выходить. А когда самое страшное миновало, перевели в хирургию. Там за дело взялся врач Николай Ведерников. Днями, и ночами  от меня не отходил, пока я лежала под капельницей. Да и все в отделении были настроены на то, чтобы я выжила, хоть и чувствую - верилось им в это с трудом.

 

Награды не надо, просто живите

 

Против ожогов Ведерников использовал всевозможные мази - пробовал, что лучше для обуглившейся кожи, от чего заживление пойдет быстрее.

 

Постельное белье нянечки меняли по нескольку раз на дню - от обожженной плоти оно быстро намокало. Во время перевязок, когда Зинаида Васильевна буквально кричала от боли, медсестры утешали ее.

 

- Это сколько добра в сердце надо было, чтобы на меня смотреть, чтобы терпеть мои крики. А ведь они не рассердились ни разу! Относились так, словно я их подруга, их родная. А Николай Николаевич и вовсе всем хирургам хирург. Он лечит словом - поддерживает, беседует с тобой, дает надежду. То пошутит, то улыбнется. И боль рядом с ним отступает, дышать становится легче.

 

Обгоревшее лицо восстановилось на удивление быстро. Тело, руки-ноги заживали медленне. Но к концу сентября Зинаиду Васильевну уже выписали из больницы.

 

- Я не раз спрашивала у врачей: как можно отблагодарить их за спасение? А они мне в ответ - просто живите дальше, радуйтесь всяким пустякам. А мы будем радоваться вместе с вами.

 

Сумочка с иконками

 

Когда сил у Зинаиды Васильевны прибавилось, она первым делом поспешила на свой садовый участок. От дома не осталось ничегошеньки - только фундамент да головешки.

 

Но вот загадка! Наутро после пожара зять приехал посмотреть, каков ущерб. И что жу увидел? Внутри черного зияющего сруба стоит целехонькая дамская сумочка!

 

В ней Зинаида Васильевна носила небольшие иконки Казанской Божией матери и целителя Пантелеимона. Рядом с иконками лежал кошелек с  купюрами, не тронутыми пламенем. Тут же - лишь слегка обгоревший паспорт.

 

- Не знаю, чему поражаться больше всего: что меня буквально с того света вытащили, или что сумочка уцелела? И вот еще что. На шее у меня всегда нательная иконка. Так вот, когда я выходила из пожара, и цепочка, и иконка сохранились. От цепочки на коже не осталось даже следа.

 

...Чуть тронутый огнем паспорт я видела и своими глазами. Видела иконки. Их адское пламя даже не коснулось.

 

Если это не чудо, то не знаю, как это назвать. Может, удача? Или везение?

 

И еще одна загадка есть в этой истории.Связана она с покойным мужем Зинаиды Васильевны, ушедшим из жизни четверть века назад.

 

Именно он построил домик, в котором его любимая жена чуть не сгорела.

 

Слышишь, я приду за тобой!

 

- Мы с мужем сорок лет вместе прожили. Знакомы были с пятого класса. Все детство, юность, всю взрослую сознательную жизнь шли рука об руку. Любили друг друга до умопомрачения, никогда надолго не расставались.

 

За два года армии он мне написал почти четыреста писем! Каждое наше письмо я бережно храню. Достану коробочку, в которой они лежат, подержу в руках и снова уберу - слезы накатывают.

 

Мы с ним и во снах до сих пор встречаемся, разговариваем. Он меня все к себе зовет. Говорит, что скучает сильно, и моя душа сразу к нему тянется.

 

Незадолго до пожара снова разговаривали. Говорит: я тебя жду и жду, а ты все не идешь. Видимо, устал дожидаться, решил придти сам. Вот и пришел.

 

Да только Бог от такой встречи уберег. Бог мне помог да соседка с добросовестными врачами.

 

Шансов-то ведь, считайте, у меня не было никаких. Сам Николай Николаевич потом признавался: с такими ожогами обычно не выживают.  Но все рано тянул меня из пропасти, не махнул рукой. И вот она я - живая. И буду следовать совету врачей - жить и радоваться жизни.

 

 

Жизнь после беды

 

В минувшую среду у Зинаиды Васильевны был юбилей. Узнала я об этом случайно - и снова каким-то мистическим путем. Позвонила ей, чтобы уточнить подробности этой публикации - и попала прямо на праздник.

 

А за несколько часов до праздника Зинаида Васильевна вернулась с похорон. Хоронили ее любимую подругу - дружба с ней продолжалась двадцать пять лет. Очередная мистика!

 

Но никакого уныния в голосе Зинаиды Васильевны я не услышала:

 

- Мне сегодня шестьдесят пять. Как видите, дотянула! - смеялась она в трубку. - А свое второе рождение теперь буду праздновать в тот самый злополучный день, тринадцатого 13 июля. В день, когда вышла из пожара живой.

 

Удивильное дело! После всего приключившегося эта женщина способна радоваться! Еще и поделилась планами на завтра:

 

- Собираюсь зайти в гости к врачам, сказать им всем спасибо. Грустно немного: оказывается, хирургическое отделение в ЦРБ закрывают. Хирургов и медсестер распределяют по больницам. Очень жалко, такой коллектив хороший, человечный, добрый! Надеюсь, на новом месте им повезет. А уж больным повезет точно. Сколько еще человеческих жизней эти люди спасут!

 

 

 

Сейчас по Зинаиде Васильевне даже не скажешь, что она прошла буквально через муки ада. Улыбается, глаза горят.

 

Видимо, есть люди, подобные фениксу. Сгорая, они вновь возрождаются, но уже с каким-то новым знанием жизни, с новыми понятиями, с новыми ценностями.

 

И в этом - своя прелесть, в этом - своя мистика.

 

 

Читайте также...