Баннер
Последнее обновление
16.02.2018 14:24
Здравствуйте, Гость
Впервые на этом сайте? Узнайте о новых возможностях!
Корзина
 

Защитника Порт-Артура назвали врагом народа

E-mail Печать

Невыдуманная история из жизни моего деда

После революции 1917 года и прихода к власти большевиков в 1918 году началась гражданская война с ее кровавым братоубийством, хаосом, нищетой и голодом. С каждым годом власть Советов ужесточала свои приказы и постановления. В них писалось: «Надо беспощадно расстреливать врагов революции!».

 

 

Мед для партийной ячейки

 

На селе создавались партийные ячейки с малограмотными бездельниками, вывозившими сельхозпродукты из амбаров состоятельных крестьян. Так поступили и с  родителями моей мамы: забрали зерно, муку, мед, мясо, выгнали со двора скотину. А еще издевались, как и над моим прадедом Егором Алексеевичем Захаровым и его большой семьей. Ворвались в дом, выгребли и унесли всё, что только было можно, а потом выдворили из дома и пустили по свету.

 

 

Варварская власть

 

В страну пришел сталинский террор. С 1929 года прадеду не давали покоя: вызывали на допросы, заседания сельсовета. На одном из заседаний Штанигуртского сельсовета (в него входила и деревня Сыга) его признали кулаком по самой суровой группе - третьей - и в июле 1931 года приняли постановление о выселении из деревни девяти человек – его детей, внуков, женщин... Среди детей был и мой будущий отец, тогда пятилетний Ефим Захаров. Дед просил не выселять семью хотя бы ради детей, оставить их в доме. Но его лишили права голоса и права на существование, отняв все нажитое: два дома – новый и старый, амбары, более десяти гектаров земли, две конюшни с лошадьми, скотину, молотильный сарай, веялку, разорили гончарную, шерстобитку, тарантас, мельницу, забрали всё до мелочей – 51 наименование в документе. Запись из карточки-анкеты: «На основании указа партии и правительства «ликвидировать кулачество как класс» просим выселить с семейством кулака Е.А. Захарова за пределы края…». Вот так. Самые трудолюбивые крестьяне, которые работали от зари до зари, помогали соседям, остались ни с чем.

 

Из протокола допроса деда: «До революции служил ратником в царской армии, заработал денег и купил шерстобитку, держал скотину, засевал земли, женился. Очень гордился, что после прибытия с русско-японской войны в Порт-Артуре (1904-1905 годы) с подарками от самого царя - крестом и деньгами - все время напевал: «Врагу не сдается наш гордый «Варяг». И никак не принимал в душе новую варварскую власть – за что и поплатился жестоко.

 

В документах от 1923 года есть информация о том, что семья на своей мельнице молола зерно, что мои предки занимались гончарным делом – делали глиняную посуду и продавали ее, при этом платили определенную сумму патента. Производили  сельхозпродукцию, обменивали ее на товар и продавали, разъезжая по деревням на тарантасе.

 

 

Пешком до неизвестности

 

К осени 1931 года семью выгнали в северный край. До Кирова шли то пешком, то ехали на попутных повозках. Обувь разваливалась, ночью ее сжигали, чтобы согреться. Из Кирова семью везли на товарняках в неизвестность. Ехали целый месяц в холоде и голоде. У папиной мамы, Анны Ивановны, умер на пустой груди младенец. Доехали до реки Свидь, переправились на другой берег на барже. А с баржи людей… черпали ковшом экскаватора и ссыпали на берег. Как мусор. Люди получали травмы, ломали руки, ноги…

 

Так мои родные оказались в глуши Архангельской области, в холодных и грязных бараках. Выживали кто как мог. Старшие валили лес, бабушка ранним утром ходила на помойку собирать пищевые отходы после обедов и ужинов охраны. Еще оставшиеся теплые вещи отбирали воры и всякая шпана. За «врагов народа» никто не заступался.

 

По дороге, пользуясь хаосом, дед приказал старшим внукам - Петру девятнадцати лет и  Семену семнадцати - бежать и спасаться от беды. Семена поймали и посадили в тюрьму, а Петр добрался до Свердловска, остался там под чужой фамилией Бабинцев, работал, воевал на фронте, вернулся с медалями и только после войны восстановил свою фамилию.

 

Полная версия публикации доступна в печатном издании «Калина Красная» №41, 17 октября 2016 г.

 

Читайте также...