Баннер
Последнее обновление
16.02.2018 14:24
Здравствуйте, Гость
Впервые на этом сайте? Узнайте о новых возможностях!
Новости
 

Мой милый, если б не было войны

E-mail Печать

Бомбежка, голод, геноцид – почему мы снова вспомнили об этом?

Люди, берегите мир!

Вот уже в течение почти целого года я просыпаюсь с болью в сердце и одной мыслью: «Как там дела на Украине? Идёт война или пушки замолкли?». Но они всё стреляют и стреляют. Идут сообщения о гибели мирных жителей, детей, стариков, ветеранов Великой Отечественной войны, рушатся памятники Ленину, Героям войны, нашим полководцам на душе становится муторно от этих сообщений.

В детстве я часто слышал от своих родителей: «Живем хорошо, лишь бы не было войны!» Всё дальше в историю уходит подвиг наших дедов и отцов. Казалось бы, навсегда должны исчезнуть из нашей памяти слова - война, бомбёжка, голод, геноцид. Но на славянской территории снова неспокойно - гремит война, тысячами гибнут люди. Ум нормального человека не может понять: как такое возможно? 70 лет прошло после окончания  Великой Отечественной войны, а недобитые бандеровцы на Украине вновь взялись за оружие? 

 

Мой папа Пётр Ильич Поздеев вернулся с войны в ноябре 1945 года. Много раз в разговорах со своей женой я задавался вопросом: как наши с Гелей отцы сумели выжить на такой жестокой войне с фашизмом? Ведь если бы наши папы не вернулись, не родились бы мы с Гелей, а у нас не родились бы сыновья,  у старшего сына Игоря  не родился бы сын - наш внук  Илья…   

 

 

Расстояния любви не помеха

Мой папа ветеран Великой Отечественной войны Петр Ильич Поздеев.

Папа прошёл всю войну. 16 ноября 1941 года Дебёсским райвоенкоматом его призвали в армию. Начал служить стрелком в 201 отдельной гужетранспортной роте, которая входила в состав 3-го особого батальона 112 особой бригады, 7-й гвардейской дивизии в составе Западного фронта. 7 сентября 1942 года папу ранило в левую ногу в битве под Смоленском, и его направили в полевой лазарет. Рана заживала плохо, и тогда командование части решило отправить рядового Петра Поздеева в госпиталь села Добрянка  Молотовской (Пермской) области – по соседству с Удмуртией. Каким-то образом папа смог сообщить домой, где он находится, и мама тут же поехала к нему в госпиталь. Устроилась там прачкой, стирала солдатское бельё, простыни, бинты. Многие солдаты подходили к ней и просили, чтобы она выстирала им гимнастёрки, а ведь ей еще надо было ухаживать за раненным мужем – моим отцом.

 

Сейчас, спустя годы, я думаю, как же мама добралась до госпиталя? Деревня Гыркеснюк находилась в семи километрах от Дебёс, оттуда до станции Кез еще около 50-60 километров. Автобусы и машины в то время – в 1942 году - не ходили. Шагай либо пешком, либо на гужевом транспорте. В Кезу надо было ждать поезд, чтобы доехать до Молотова (Перми), затем ещё километров 50-60 добираться до Добрянки. Поезда туда не ходили, имелся только водный транспорт по Каме. И тем не менее, мама добралась до госпиталя, чтобы быть рядом  с мужем в трудную минуту. Вот она, истинная любовь женщины к мужчине!

 

В эвакуационном госпитале №1743 папа находился на лечении с 28 апреля 1943 года  до 22 июня 1943 года, а после снова был отправлен в действующую армию.       

 

 

Овечья шерсть помогла

Всю жизнь Пётр Ильич мучился с ногами. Раны плохо заживали, на ноги было страшно смотреть - ниже колен сплошные чёрные головёшки. Кто-то посоветовал отцу носить валенки, мол, овечья шерсть обладает целебными свойствами. «Почему ты, Пётр Ильич, летом ходишь в валенках?» - смеялись односельчане. Папа отшучивался, ничего никому не говорил, а носить валенки продолжал. Ему это и впрямь помогало, раны затянулись, и некоторое время он даже мог ходить в нормальной обуви. Я был маленький, ничего этого не понимал и очень стыдился того, что у меня такой «странный» отец.

 

О войне папа рассказывал мало, и то только тогда, когда выпивал. Из его рассказов я запомнил, что в начале войны не у каждого солдата было оружие. Винтовка доставалась лишь после того, как кого-то из товарищей убивало. Запомнился такой момент: после ранения папу перевели в хозяйственный взвод, так как он умел управлять лошадьми, и поручили возить горячую пищу на передовую. Бывали случаи, когда пули попадали в котёл с едой, и вся жидкость выливалась на землю. Когда удавалось добраться до передовой, то в котле часто оставалось лишь густое месиво. Но солдаты и такую пищу ели с наслаждением - главное, горячее. Впоследствии, когда я сам стал военным, не раз приводил этот пример солдатам и офицерам, подчеркивая, что даже во время войны на передовую возили горячую пищу. А некоторые офицеры в мирное время не могут накормить солдат горячим в экстремальных условиях.   

 

И вот спустя 70 с лишним лет на земле Донбасса, где гибли герои - краснодонцы, вновь героический народ  Малороссии отстаивает своё право говорить и мыслить на русском языке, гибнут мирные люди. Почему
история нас ничему не учит?

Став взрослым, я очень жалел, что мало расспрашивал отца о войне. Как военному, мне нужны были правдивые истории участников войны, чтобы рассказывать их бойцам на политзанятиях. Но отец умер, а я так мало знал о том, как он воевал. Никакой кинофильм, никакая книга не заменят рассказы живого свидетеля той войны. В детстве я с упоением смотрел фильмы о войне, они во многом сформировали меня как личность. Сильное впечатление произвел фильм «Молодая гвардия». Я часто задавал себе вопрос: случись война, смог бы я, как герои-краснодонцы, стойко переносить пытки и мучения? «Да, смог бы», - писал я в своих дневниках, когда ещё учился в 8-м классе школы №124. И вот спустя 70 с лишним лет на земле Донбасса, где гибли герои-краснодонцы, вновь героический народ  Малороссии отстаивает своё право говорить и мыслить на русском языке, при этом гибнут мирные люди. Почему история нас ничему не учит? Я всегда был горд, что сумел привить любовь к армии, уважение к ветеранам войны своим сыновьям Игорю и Саше, внук Илья посещает клуб «Патриот», где на примере  прадедов и отцов учится любить Родину - Россию, участвует во всех патриотических мероприятиях, проводимых клубом.

 

 

В лаптях на босу ногу

Составляя родословную своей семьи, я наткнулся на архивное письмо мужа моей родной тёти Нюры - Василия Яковлевича Редозубова. Его призвали в армию в 1941 году из села Дебёссы УАССР. Письмо дорого нам тем, что это его единственная весточка с войны - Василий Яковлевич  погиб, защищая  Родину, и где он похоронен, неизвестно никому. В семье сохранилась единственная фотография, которую Василий Яковлевич сумел выслать домой перед отправкой на фронт из Казани. Помню, тётя Нюра искала мужа по всем архивам, чтобы как жене погибшего фронтовика получить комнату в благоустроенном доме. Как ей это удалось, не знаю, в архивах министерства обороны мы с сыном никаких данных о гибели Василия Яковлевича Редозубова не нашли, но комнату тетя Нюра все-таки получила. 

 

Письмо Василия Яковлевича написано его рукой, с ошибками, за которые его нельзя винить – Василий получил только начальное образование. То, о чём он пишет, не укладывается в голове:

«С приветом начну кланяться впервую очередь Гене, Маше, Леле и остальным всем вашим, во первых спрошу вас как вы доехали домой, а мы доехали очень плохо … были 9 часов но некуда было дется сесть все на ногах также полуоткрытых вагонах ехали почти через  сутки все на ногах приехали в Казани 12 часов …. Штаб полка, утром нас направили в деревню от казарм 15 кил. и вот шли да такой был буран что не возможно пришли в деревню в самое рождесто всего нас партия шла 160 ч. А дер. 60 домов и вот все на квартиры не ушли и мы человек 120 начевали в холодной школе, а сегодня мы с серёгой вицинским перешли сами собой на квартиру и поспали ещё первую ноч и попили вечером и утром чаю  до етого непивали кипятка адреса пока нет незнаем куда назначат, пишите писмо на хозяина только с маркой и вверху напишите с передачей Редозубову,  с нам приехала партия из Камбарки мобилизованная уже 3 меся ест много из Зуринского района прямо посмотрет страшно в лаптях почти набосую ногу подпоясанные шинели лыком голодные непроворят ходить видимо нас ждет Нюра такой ужас. Дома был, всегда я был лишним, а тепер что предвидится переносит подумаю так в горле пересыхает, пока досвидания много не пишите только новости толком узнаю адрес все пропишу только спла… пришлос  подстарос переносит какую кару».

 

Вот в каком состоянии находились наши солдаты, прежде чем отправиться на передовую, чтобы защищать Родину. Обращаю внимание, что Василий пишет письмо в январе 1942 года, когда на дворе зима, а солдаты в лаптях на босу ногу. Но это действительно было так, если верить письму.

 

 

Василий Яковлевич Редозубов (на фото справа), написал: «На память Игорю от папы Редозубова В.Я. тов. из Омской области Половодов Григ. Осип.   /подпись Редозубов/. 7/02.1942».

Василий нашелся спустя 70 лет

Пока писал этот материал, на электронную почту пришло письмо от правнука Василия Яковлевича, Станислава Арапова. В письме говорилось, что моя тётя Анна Ильинична Редозубова нашла могилу мужа, съездила туда, сфотографировалась, а на обратной стороне фотографии Можайский горвоенком Козлов собственноручно написал, где похоронен рядовой Редозубов. «Воинское кладбище расположено на Чертановском гражданском кладбище г. Можайск Московской области на котором захоронен рядовой Редозубов Василий Яковлевич 1905 г. рожд. Умер 1.4.1942 года. Можайский горвоенком полковник  (подпись) /Козлов/ 6.11.1964 год и печать военкомата».

 

Так через 70 лет я узнал, где похоронен мой родственник, муж моей родной тёти, Василий Яковлевич Редозубов. Это я к тому, чтобы люди не отчаивались и продолжали искать своих родных, тех, кто погиб во время Великой Отечественной войны. 

 

Читайте также...