Баннер
Последнее обновление
16.02.2018 14:24
Здравствуйте, Гость
Впервые на этом сайте? Узнайте о новых возможностях!
Новости
 

Деревня Большие Сибы

E-mail Печать

Не сафари, не джунгли. Всего лишь точка на карте Удмуртии и – большое мое открытие

Туесок с красивым красно-зеленым узором на прикроватной тумбочке вот уже месяц напоминает мне о далекой деревне Большие Сибы. Деревня эта не далеко, не близко - в Можгинском районе, и удивительна та деревня потому, что загадочна. Пожалуй, она не менее экзотична, чем африканские сафари или бразильские джунгли. 


 

Благословили

- Каким ветром тебя туда занесло? – спрашивают знакомые, рассматривая фотографии. На них я, живописная местность и женщины в удмуртских национальных костюмах.

- Каким ветром? Журналистским! В Можге был фестиваль журналистов «Вся Удмуртия-2013». Туда вместе с Евгением Ахтариевым и Дмитрием Семеновым мы и ездили. 

- Ты у нас начинающий журналист, вот и поедешь, - сказали мне на планерке. - Узнаешь, как работают коллеги, ну, и как отдыхают.

 

 

Однако, любопытно

Программа фестиваля была насыщенной: лекции, встречи, экскурсии. Поездка в Большие Сибы – последнее и самое интересное из того, что было. 

- Перепечи, шаньги да лапти? – с иронией спрашивают друзья.

После ответа иронию сменяют удивление и любопытство.

- Нет. Мост желаний, Святой источник, музей Веры Толстой…

 

 

Ау, люди, где вы?

Большие Сибы прославились туристическим маршрутом «Святой источник». Автобусом от Можги до деревни ехать примерно полчаса. Асфальтированная трасса переходит в петляющую проселочную дорогу в колдобинах и «волнах», отчего автобус нещадно трясет.
С виду Большие Сибы – обычная деревня: деревянные домишки, огороды, гуси да телята. Кроме домашней живности на улице никого.

 

- А где же люди? – удивляются журналисты, явно рассчитывавшие на «хлеб-соль и красную дорожку».

- Где, где… В поле, в огороде трудятся. Пора-то сенокосная.

 

Подъезжаем к местному Дому культуры и замечаем толпу нарядно одетых женщин, окруживших высокого баяниста в шляпе. Баянист залихватски растягивает меха, пробегает по черно-белым кнопочкам.

- А вот тебе и хлеб-соль.

- ... и кумышка, - потирают руки воодушевившиеся акулы пера.

 

 

Головокружительные танцы

Встретил нас местный коллектив «Марзан», но не хлебом-солью, а хлебом-маслом по местной традиции, и веселой песней.

- Умоесь, гажано куноос! – приветствовала старушка звонким детским голоском. – Здравствуйте, дорогие гости!

- Умоесь. Здравствуйте, - заулыбались мы в ответ.

- Меня зовут веселая Одоть. А это мой муженек, Лопшо Педунь. Он такой же весельчак, как и я.

Лопшо Педунь в подтверждение снова растянул баян, и жаркий июльский воздух пронзили веселые звуки.

Одоть пустилась в пляс. Не удержались и некоторые из гостей. Журналиста воткинского радио старушка Одоть так закружила, что бедолагу потом долго пошатывало.

 

 

Что? Где? Когда?

После танцев веселая старушка устроила гостям испытание.

- Знаете ли вы, что это такое? – хитро улыбаясь, показывает Одоть на берестяной короб у себя за спиной.

- Рюкзак! Портфель!

- Песьтер! – выкрикивает кто-то.

- Откуда вы такие умные? А песьтер-то не простой, - заигрывает Одоть. - В него руку запускайте, красивую ленту выбирайте. Ленточки не теряйте, а то домой пешком пойдете!

 

 

Я же из «Красного знамени»!

Мы с Димой Семеновым выбираем зеленые ленточки, Евгению Ахтариеву приглядывается красная.

- Я не случайно ее выбрал, - говорит Евгений Федорович. – Я же из «Красного знамени»!

По выбранным ленточкам шумную толпу журналистов делят на группы. Зеленых, то есть нас, ведут к местной достопримечательности - мосту исполнения желаний.

 

 

Галоши на выход

По дороге разговорились с нашей проводницей Ксенией. Спрашиваю:

- Ксения, в вашем коллективе все в красивых домотканых платьях и галошах. А почему не в лаптях?

- Этот вопрос часто задают, - улыбается она. - Лапти - повседневная обувь, в ней удмурты ходили на работу, а в праздники переобувались в ботинки или галоши.

 

 

Бесперспективная?

К мосту ведет узенькая тропинка. Проходим мимо медпункта и огородов, засаженных овощами.

 

- Много жителей в вашей деревне?

- Шестьсот человек, а школьников - только семьдесят. Молодежь в город уезжает, не хочет в деревне жить. Бесперспективная, говорят. А мне здесь нравится.

 

- Далеко еще до моста?

- Почти дошли…

 

 

Вот так мост!

Кто-то мечтательно запел: «Через реченьку мосток из березовых досок». Однако какие там березовые доски? Ничто не идет в сравнение с тем, что мы видим.

 

Вместо реки – огромный овраг глубиной метров в пять. Где-то внизу бежит ручеек. Ксения говорит, что это река Сибинка. В ней плещутся гуси со своим выводком. На берегу громко крякают утки, косолапо шлепая по грязи.

 

Всех впечатлил мост. Я такие только в фильмах про Маугли видела. Висячий, длинный, он хорошо бы смотрелся не здесь, в удмуртской деревне, а где-нибудь в джунглях.

 

- Этому мосту двадцать пять лет, - рассказывает наша проводница. – Построил его колхоз «Красный путь», чтобы соединить одну часть деревни с другой. У нас говорят, что тот, кто первый раз проходит по мостику, может загадать желание. И оно обязательно исполнится.

 

После этих слов очередь к мосту выстраивается мгновенно. В числе первых смельчаков - мы с Димой. Идем на полусогнутых, но довольно уверенно. А вот последним в очереди везет меньше. Мост начинает раскачиваться, округу оглушают визг и хохот.

 

 

Святая вода для невест

Следующий пункт маршрута – Святой источник, родник под могучим тополем. Дереву, говорят сибинцы, около трехсот лет. В старину здесь охлаждали молоко и брали воду для скота.

 

В 1901 году его облагородила Вера Васильевна Толстая, приехавшая в Большие Сибы после окончания Симбирской женской гимназии. В течение двадцати пяти лет она работала учительницей в местной начальной школе. И все эти годы вместе со своими учениками ухаживала за источником. Раньше родник был в окружении полей. И уставшие от тяжелого труда люди могли прийти сюда, попить ключевой воды и отдохнуть в прохладе тополя.

 

Сегодня здесь проводят обряды для туристов и жителей деревни. Один из них - «Купание невесты». По свидетельству местных жителей, после участия в обряде девушки удачно выходят замуж.

 

Считается, что здешняя вода обладает целебной силой. Поэтому от посторонних глаз ключ закрыт деревянной крышкой. Нам не разрешили на него посмотреть. Сказали, сглазите.

 

К стволу тополя приделана полка. Сюда туристы кладут пожертвования на церковь в селе Можга. Деньги здесь могут лежать несколько дней. Никто их не тронет.

 

 

Пир горой!

В десяти метрах от родника - печь. В ней пекут блины – «табани» по-удмуртски. Нигде до этого я не ела столько блинов! Особенно хороши они с зыретом, подливом из молока и пшеничной муки.

 

Местные бабули с жаром нахваливают кумышку – национальный напиток, похожий на самогон:

- Пейте, пейте, наша кумышка особая. Не такая, как у вас, северных удмуртов.

 

Ни самогон, ни кумышку до этого дня я не пробовала. Поэтому не смогла оценить, хороша кумышка сибинцев или нет. Но горло обожгла крепко.

 

 

Учительница Вера Толстая

Сытых и довольных, нас увезли в музей имени Веры Васильевны Толстой.

В музее три зала. В первом располагаются предметы быта, утварь, посуда, одежда южных удмуртов.

 

В основном зале, где до 1973 был учебный класс, сегодня хранятся письма, фотографии, рассказывающие о жизни Веры Толстой и знаменитых сибинцев – поэта и драматурга Игнатия Гаврилова, детского писателя Василия Гаврилова, поэта Михаила Покчи-Петрова.

 

Третий зал разделен на две комнатки. Одна из них кухня, вторая – комната Веры Васильевны Толстой. Все в этом скромном жилище осталось в том же виде, что и при жизни учительницы. Даже ее письма и открытки, пожелтевшие от времени, до сих пор хранятся в шкатулках.

 

Последние годы жизни Вера Толстая провела в Москве, но поддерживала связь с Удмуртией. Умерла она в октябре 1968 года, ее прах покоится на Можгинском кладбище. Толстую вспоминают в Больших Сибах с особой любовью. Ведь благодаря ей здесь открылась школа, и у жителей появилась возможность учиться.

 

 

Важно не где, а как

Напоследок гостеприимные сибинцы снова накрыли стол. Напоили нас травяным чаем, угостили кашей из гороха, перловки и ячневой крупы, перепечами с картошкой.

- Три тарелки съел! – еле встает из-за стола Евгений Ахтариев. – Никогда такой вкуснотищи не пробовал!

 

- А кумышку пили, Евгений Федорович?

- Нет, не рискнул…

 

За столом спрашиваю Ксению:

- Много у вас туристов бывает?

- Перед Новым годом была делегация из Франции и Португалии. Приезжали туристы из Москвы и Ижевска. Почему-то любят у нас отдыхать профсоюзники.

 

- А как люди узнают о вашем туристическом маршруте?

- Информация есть в интернете, в турагентствах.

 

Проводили нас так же весело, как и встретили, с песнями и плясками. Видимо, здесь не принято грустить. Когда автобус выезжал из деревни, я подумала:

- Все-таки здорово в Больших Сибах, и не важно, далеко они или близко. Как и не важно, где живет человек, главное - как он живет и для кого.

 

Читайте также...